Главная

Биография

Портреты

Поездки

Пейзажи

Педагог

Биография Петрова-Водкина

"Мать" (1913, ГТГ) знаменует новый - вслед за "Купанием красного коня" - этап в творчестве Петрова-Водкина, хотя начата она была даже раньше "Купания". Сохранился акварельный эскиз (частное собрание, Санкт-Петербург) с пометкой "Хвалынск, 1911 лето", в котором за сидящей на пригорке молодой женщиной с младенцем на коленях видна люлька под пологом, дальнейшем изъятая; в основных же чертах композиция в картине не изменилась. Очевидно, летом или осенью 1911 года Петров-Водкин перешел уже от эскизов к холсту. Во всяком случае, в октябре 1911 года он писал: "С "Матерью" еще тоже немало работы - над пейзажем сзади нее". С картиной связана также несколько рисунков головы женщины (1912, 1913, ГРМ, ГТГ) почти в одном и том же повороте, но с разных моделей, весьма несхожие по трактовке образа, и эскиз маслом (1913, Харьковский музей изобразительного искусства). Однако если эскиз маслом - это не более чем хороший натурный этюд, то картина представляет собой по-настоящему завершенное, отлично скомпонованное произведение, в котором художник добился полного, свежего и поразительно поэтичного раскрытия темы. Включив крупную фигуру сидящей на зеленом холме крестьянки с младенцем в привольный пейзаж с избами на берегу синей Воложки на втором плане и голубой лентой Волги вдали, Петров-Водкин сообщил картине подлинно эпическую широту, медлительную песенную плавность ритма и вместе с тем глубоко личную задушевность.

  

Петров-Водкин

Последняя черта впервые проявляется в его картинах, до тех пор обычно слегка отстраненных и внеличных. И причина в том, что, в отличие от "Купания красного коня", с его сведенным к скупой дуге берега пейзажем, здесь он пишет в картине реальный и, конечно, опоэтизированный пейзаж своих родных мест, которые были в его сознании истинным средоточием России. Только побывав в Хвалынске, с его оврагами, холмами и ощущением бескрайнего голубого волжского простора, понимаешь, как, в сущности, близки к реальности пейзажи в произведениях Петрова-Водкина середины 1910-х годов, и в первую очередь - в картине "Мать". Более того, возникает чувство, что если уж идея "сферической перспективы" должна была где-то зародиться, то, конечно, именно здесь, в Хвалынске, среди структурно четких сдвигов холмов, увалов, дальних взгорий с белыми пятнами обрывов, - всего этого мира, явственно наклоненного к равнине великой реки.
Картина построена на тех же трех основных цветах, что и "Купание красного коня", к которым присоединяется еще и холодный синевато-зеленый. Но если там каждый цвет был взят в полную силу - и тем самым абстрагирован от реальной окраски того или иного предмета, - то здесь, в соответствии с общим замыслом, интенсивность цвета заметно смягчена и только локальный красный юбки и платка женщины горит и подчиняет себе все колористическое решение картины. Интенсивность цвета достигается, между прочим, и разницей фактуры самой живописи: красный проложен тонким, но плотным гладким слоем, зеленые и синие - жидкими мазками, сквозь которые просвечивает, разбеляя их, грунт холста.
Молодая мать с младенцем у груди вынесена на первый план и максимально - в масштабах холста - укрупнена. С редким чувством большой формы очерчивает Петров-Водкин ее фигуру плавной круглящейся линией. Так же мягко и ясно в пластическом отношении охарактеризовано ее простонародное, не отличающееся красотой, но привлекательное и бесконечно типичное русское лицо. Естественное движение рук, удобная "крестьянская" поза, весь облик ее находится в полной гармонии с раздольным пейзажем и как бы получает от него поддержку и успокоение. Эта молодая женщина-мать, сидящая на пригорке над рекой, здесь на своем месте. Она плоть от плоти страны, раскинувшейся вокруг нее. Она ее символ.
Через два года Петров-Водкин вернулся к той же теме и написал одноименную картину (1915, ГРМ), по живописным достоинствам даже превосходящую первую. На этот раз он помещает молодую миловидную женщину, кормящую грудью младенца, в угол деревенской горницы, под киот без икон. Картина сличается особой ясностью и прозрачностью красок, среди которых доминируют пылающе-яркая красная и различные оттенки ультрамариново-синих. В ней, как никогда до того у Петрова-Водкина, заметно смещение осей координат - комната вместе с фигурой матери как бы качнулась и поплыла в пространстве, еще сильнее наклонен пейзаж за окном - все это, действительно, приобщает уютный мир картины к стремительному планетарному полету Земли. Окно избы, помимо чисто бытовой, играет в картине и еще одну, более важную роль - своего рода моста, соединяющего внутренность деревенской избы, озаренной радостью материнства, и синеющий за окном просторный и манящий к себе внешний мир. Если холст 1913 года создавал эпический образ матери, то в картине 1915 года преобладают лирические ноты. Это гимн семейному счастью, радости и святости материнской любви. Лаконичные приметы быта - ладно тесанные стены избы, крынка молока и чашка на белой скатерти стола - призваны утвердить истинную ценность простых вещей, в окружении которых так естественно проявление чистых и высоких человеческих чувств.

Биография:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Как и в других картинах этих лет, трактующих образ русской женщины, Петров-Водкин преследует здесь одну из основных целей своего искусства - раскрыть средствами живописи существо и красоту жизни в ее самых простых и вечных проявлениях. Мастерски сливает он в таких картинах, как "Мать" 1915 года, конкретность изображения, подкрепленную скупыми бытовыми подробностями, меткой характеристикой движения, и философскую отвлеченность образа, поднимающегося в своей нравственной и живописной красоте до уровня значительнейших явлений мирового искусства. С редкой отчетливостью вы ступает в этих картинах типичное для Петрова-Водкина настойчивое желание добраться до самой сути, самого зерна образа помноженное на всегдашнюю устремленность всех его душевных помыслов к идеалу. И в религиозном сюжете, порой привлекающем его, художник воплощает, в конечном счете, то же совершенно земное человеческое чувство, идеально-возвышенное только в своей духовной чистоте и силе. Такова "Богоматерь Умиление злых сердец" (1914-1915, собр. семьи Б.Н.Окунева, Санкт-Петербург), где Петров-Водкин использовал иконный образ для станковой картины, благородно сгармонированной в цвете и отмеченной большой внутренней притягательностью.


Биография - продолжение
Натюрморт

Жанры

Купание
красного
коня


Писатель

Смерть
комиссара


Сон

(c) Козьма Сергеевич Петров-Водкин, 2008. E-mail администратора: sveta {а} kozma-petrov.ru