Главная

Биография

Портреты

Поездки

Пейзажи

Педагог

Биография Петрова-Водкина

Рассказ о событии приобретает программное значение в живописи Петрова-Водкина. Со стереоскопической точностью воссоздан в "Тревоге" интерьер скудно обставленной комнаты питерского рабочего 1919 года. Ободранные розовые обои, лоскутное одеяло, под которым спит ребенок, кусок хлеба на столе, ходики в простенке - все говорит о том, что эта семья еще не выбралась из крайней нужды. Словно не доверяя своим возможностям пластическими средствами воссоздать тревожную атмосферу тех дней, художник кладет на табурет октябрьский (за 1919 год) номер петроградской "Красной газеты" со знаменитым призывом "Враг у ворот", звавшим рабочих Петрограда на защиту города от подступавшей к нему белой армии генерала Юденича. И все же, несмотря на почти беспрецедентное для Петрова-Водкина внимание в композиционной картине к реалиям (единственное исключение - упомянутая "Семья рабочего..."), думается, что выразительность здесь достигнута не столько за счет этих последних, сколько пластическими средствами. Ощущение внезапной тревоги, разлитое в комнате, передается и резким диссонирующим цветовым аккордом, и четким, словно озаренным мгновенной вспышкой света нарочито предметным миром картины, и психологически точными, взаимообусловленными движениями каждого ее персонажа. Сохранившиеся рисунки-штудии показывают тщательную отработку художником ключевой в композиции фигуры всматривающегося в уличную темноту рабочего - положение его рук, наклон спины, вся поза удивительно точны и выразительны.

  

Петров-Водкин

Наряду с "Тревогой" Петров-Водкин занимался в ту пору двумя важными портретными работами. Одна из них - над портретом Пушкина - тянулась долго и не принесла художнику большого удовлетворения. Еще в начале 1930-х годов, неоднократно переписывая групповой портрет писателей, Петров-Водкин ввел в него образ великого поэта. Затем он еще несколько раз обращался к нему, но также неудачно, что, кстати сказать, ясно осознавал и сам. Может быть, только в этюде, изображающем Пушкина на Неве (1937-1938, Музей А.С.Пушкина, Москва), живописец приблизился если не к глубокому, то, во всяком случае, к свежему решению этой долго волновавшей его темы.
Другая работа - над портретом В.И.Ленина - была доведена им до успешного завершения. В январские дни 1924 года Петров-Водкин в числе нескольких художников оказался допущенным для зарисовок к гробу Ленина. Тогда им был сделан рисунок, воспроизведенный в журнале "Красная нива" (1924, № 6), а вслед за тем - картина "В.И.Ленин в гробу" (1924, ГТГ), суховатая по живописи и строго документальная по самому своему замыслу.
Мысль написать Ленина не оставляла с тех пор Петрова-Водкина. В 1934 году он реализовал ее, создав портрет Ленина, сидящего за письменным столом над раскрытым томиком стихов Пушкина (так переплелись в творчестве художника обе эти темы). Характерный для его живописи поздних лот подробный "литературный сценарий" портрета Петров-Водкин изложил в одном из своих выступлений: "...мне хотелось дать Владимира Ильича живым - дать уютную обстановку, где он сам с собой. Он, конечно, читает Пушкина, а затем ляжет спать. Я даже придумал, что ему дать читать. Это "Песни западных славян", так как мне казалось, что эти вещи должны действовать сильно и остро".
Фронтально развернутая фигура Ленина, покойно сидящего в белой рубашке за столом, почти касается головой верхнего края взятого в ширину холста. Идущее от принципов "сферической перспективы" совмещение двух точек зрения - несколько снизу - на портретированного, и, наоборот, несколько сверху - на стол с книгами и бумагами - позволяет еще более монументализировать его фигуру. Все в портрете естественно подводит взгляд зрителя к крупной, скульптурно вылепленной голове Ленина с куполом лба над очень широко расставленными глазами - глазами человека, задумавшегося, быть может, провидящего будущее. Именно благодаря широко расставленным глазам, прежде всего обращающим на себя внимание, портрет (Картинная галерея Армении) поначалу кажется не очень похожим, но чем дольше в него всматриваешься, тем больше всплывает в нем внутреннее, образное сходство.
С середины 1930-х годов в работе Петрова-Водкина получила дальнейшее развитие тенденция, которую уже приходилось упоминать в связи с некоторыми его произведениями конца 1920-х и первой половины 1930-х годов, - тенденция к разработке подробного "литературного сценария" картины, невольно приводящего в живописи к иллюстративности. Пластические задачи при этом, естественно, отходили на второй план или, в результате "несовместимости" разнородных художественных средств, сталкивались с таким "сценарием". К тому же Петров-Водкин испытывал сильное давление со стороны части критики, настойчиво направлявшей его творчество в русло достаточно узко и однозначно понимаемого реализма.

Биография:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Бросается в глаза, что живопись Петрова-Водкина последних четырех лет его жизни четко делится на две неравные по художественным достоинствам части. Одну составляют главным образом портреты, сохраняющие лучшие исконные качества его искусства. Другую - преимущественно композиционные картины, в которых виден отход Петрова-Водкина от былых позиций, даже известный компромисс с натуралистической тенденцией, характерной для творчества многих художников тех лет. Однако не может быть сомнения в том, что для него самого, субъективно, это было отнюдь не компромиссом, а попыткой найти новый пластический язык живописи. Те решения, к которым он приходил в эти годы, и его самого - за редким исключением - не удовлетворяли, а возможность последующих была пресечена новым резким ухудшением состояния здоровья.


Биография - продолжение
Натюрморт

Жанры

Купание
красного
коня


Писатель

Смерть
комиссара


Сон

(c) Козьма Сергеевич Петров-Водкин, 2008. E-mail администратора: sveta {а} kozma-petrov.ru